ОКР — это не диагноз

Существуют диагнозы и лечение. Какой диагноз — такое и лечение. А ОКР, ОР и т.д. — это не диагнозы. А что же, если мне его поставили в больнице?

1590_photo4Многие люди, столкнувшись с рядом непонятных и неконтролируемых симптомов, либо получают диагноз ОКР, либо сами себе его ставят.  Это в одном случае хорошо, помогает понять, что мучительные мысли и действия не от сумасшествия и не от ужасного характера, а от некоего расстройства несмертельного, непсихотического, но привязчивого.

Но часто благодаря восприятию ОКР как отдельной болезни появляются новые проблемы в виде фраз:

Когда пройдет мой ОКР….

Это ОКР во мне говорит?

ОКР у меня проявлялся в это время, потом заснул, потом снова начал проявляться…

Это помогает от ОКР?

Это упражнение от ОКР самое лучшее!

Это приводит к тому, что упускается самое главное – изучение механизма проблемы у конкретного человека, а значит…. часто означает неудачу в решении проблемы.

Почему?

Ведь можно «найти хороший рецепт, который прямо при ОКР замечательно работает, можно причину определить, убрать ее и ОКР пропадет».

Потому что ОКР как «нового хозяина психики» нет.

Есть разные виды проблем со здоровьем у людей. Но, глядя на ситуацию в современной диагностике, грубо их можно разделить на 2 составляющие. Те, у которых диагноз основывается на описании конкретной и неизменяемой или малоизменяемой сущности болезни, и те, у которых диагноз основан на описании симптомов.

В первую группу можно отнести какие-нибудь инфекционные заболевания. Туберкулез, скажем. Это значит, что у человека инфекция строго определенного типа. Могут быть варианты, но это не грипп, это не венерическое заболевание. Инфекция строго идентифицирована. Это она и только она. И действует на нее именно такой антибиотик.

А во вторую группу можно отнести, например, акне. Что это означает? Почти ничего, кроме наличия проблемы. У одного из-за гормонального фона, у другого из-за сладкого, у третьего из-за соленого, у четвертого из-за состояния кишечника, у пятого…. И одного рецепта нет и не будет. Мало того…рецепты еще будут не только разными, но и противоположными. А люди, не понимающие это, будут искать — рецепт от акне, говорить, что вот я пробовал не есть сладкое, не помогает все это.

Диагноз проблем второй группы… симптоматический. То есть поставить диагноз акне или ОКР, это все равно, что сказать: «у вас есть проблема какая-то, ее симптомы входят вот в такую группу, потому что похожи друг на друга, но что это все значит, я знать не знаю».

Да, в принципе, использовать название обсессивно-компульсивное расстройство в целом удобно, чтоб обозначать, что схема адаптации психики изменилась по типу навязчивых мыслей или навязчивых действий. Просто людям кажется, что ОКР — это что-то чуждое, что в них поселилось, и нужно искать «психологическую хлорку», чтоб заморить гада.

Но гада-то нет. Есть механизм адаптации психики к событиям, окружающей обстановке, механизм достижения целей, механизмы защиты от чего-то. Это не что-то чуждое, как опухоль. Это не что-то сломанное, как нога. Это нормальное, хотя и неудобное для человека изменение схемы работы психики под что-то, поскольку другие методы оказались сложными или рискованными.

И нельзя сказать — ОКР говорит, ОКР делает, ОКР «проходит»/вылечивается. Можно сказать, я боюсь этой мысли, я не хочу этого действия, а теперь я стал спокойно относиться к подобным мыслям и забыл о них, я спокойно могу делать и не делать этого действия, я чувствую интерес к чему-либо вместо страха, как раньше.

И рецептов от ОКР нет, есть способы изменения конкретных механизмов работы психики, благодаря которым человек возвращает способность делать что-то по своей воле, и ощущать спокойствие при любых мыслях. Причин у ОКР тоже нет. Единственная причина — это здоровая возможность психики трансформировать свою работу, когда человек не видит других вариантов действий. У каждого из симптомов у одного и того же человека могут быть цели, а не причины. Даже противоположные цели… А также есть действия человека, поддерживающие неприятные симптомы. Они не дают схеме работы психики вернуться к прежнему состоянию и закрепляют нежелаемое.

Вывод 1: искать рецепты, сравнивать рецепты — вещь совершенно бесполезная и неразумная. Рецепт от ОКР — это все равно, что упражнения «от спины» или таблетка «от головы».

Вывод 2: искать причины, заниматься только ими — вещь. на которую можно потратить всю жизнь совершенно без эффекта.

Вывод 3: изучение психологом механизма работы психики — важная вещь. (цели. ради которой появляются мысли и действия — часть механизма, который еще и многоуровневым является)

То есть психолог не может сказать вам, вы знаете, это ОКР, а ОКР лечится так.

Психолог может сказать вам: ага… то есть вы сейчас ежедневно сталкиваетесь с тем, что ежечасно во время выполнения разных дел к вам приходят страшные мысли о том, что кто-то заболеет, вы ощущаете ужас и чувствуете, что необходимо переделать это действие с новой хорошей мыслью, иначе вы будете виноваты в том, что у этого человека будет проблема, поскольку мысли материальны, и вы знаете, что именно вы ответственны за них и свою семью. И вы делаете это до тех пор, пока не удастся сделать с хорошей мыслью, так? Вы понимаете, что-то не так, но не можете себя остановить, правильно?

Или психолог может сказать так: то есть вы обязательно не доедаете кромку еды, чтобы не «съесть негатив», обязательно сплевываете перед началом еды до тех пор, пока рот не станет сухим, образно «выплевывая негатив перед едой», не можете заставить себя есть продукты, если во время еды пришла негативная мысль, и таким образом вы похудели на 17 килограмм до веса 35 кг? Вы не едите продукты, если они весят больше 135 грамм, потому что эта цифра говорит о позитиве, а более высокая о негативе. При этом вы не стараетесь худеть, но взвешиваетесь ежедневно. Верно?

Или эдак: то есть вы чувствуете непреодолимое желание пойти и попробовать выиграть денег. И радуетесь, выиграв копейки, несмотря на размер проигранной суммы.  И вы чувствуете себя чудовищно до тех пор, пока не сыграете. А как только сыграете, вам становится легче на некоторое время и снова заново. Верно?

Есть психологи, которые  уходят в другую сторону. Мол, существуют только истинные проблемы вроде детских травм, или только в виде вторичных выгод для получения чего-либо от близких. И вроде как нужно решить эту истинную проблему, и тогда монстр ОКР пройдет сам.

Однако это крен в другую сторону. Потому что нет такого списка истинных проблем, которые существуют и таких, которые не существуют.

В случае с навязчивостями то, какие именно симптомы есть, что они означают, а также то событие, после которого начались симптомы важно лишь как маркеры, которые могут помочь понять что-то важное, а могут оказаться совершенно не важными. Детство и родители могут оказаться важными, а могут совершенно не иметь значения, характер и особенности личности могут играть важную роль, а могут быть вообще лишь особенностями. И вообще в ОКР нет почти ничего, что точно было бы важно и что точно было бы не важным.

Что точно нужно знать — это механизм функционирования проблемы.

Функционирование проблемного механизма — это не то же самое, что причина и следствие. Это то, как проблемное действие, эмоция или мысль ведет себя при тех или иных воздействиях, как они изменяются при тех или иных действиях или бездействии. Что происходит вместо этого.  Как сейчас человек встраивает его в свою жизнь, во взаимодействие с ближайшим окружением и с социальными установками. Как устроено взаимодействие действия, эмоции или мысли с другими психическими особенностями и действиями человека. И т.д.

Поэтому и рецепта нет. Нет такого упражнения, которое делаешь — симптомов нет, не делаешь, симптом есть. Есть упражнения, которые делаешь, и механизм психики начинает работать иначе. Симптомы могут пока сохраняться. Но что-то в механизме уже меняется, и это видно. Поскольку «психологические мышцы» уже подкачались от первого упражнения — делаешь упражнение уже следующее, которое поворачивает этот разогнавшийся в океане лайнер в нужную сторону. А потом упражнения третьего этапа… И после этого психика соглашается на работу в новом ключе, и ее работа уже нравится человеку, то есть нет неприятных симптомов.

Да, часто бывает, что неприятная человеку схема работы психики закрепилась и уже давно не зависит от того, ради чего создавалась. Целей уже не достигает, но работает. Да, часто этот механизм основан на гиперконтроле, из-за которого человек теряет контроль над контролем и не может перестать контролировать. И основные «рецепты», гуляющие по интернету, основаны на том, чтобы продемонстрировать собственному механизму гиперконтроля, что если отпустить контроль, то ничего не случится.  И часто это срабатывает. Человек отказывается делать ритуалы, психика видит, что ничего не случилось. И отпускает контроль. И можно самостоятельно это попробовать. Но это не рецепты от ОКР. Это рецепты от страха потери контроля. Но страх потери этого контроля – не всегда является необходимым симптомом при наличии навязчивых действий или мыслей.

Поэтому ваша задача — работа с психологом над коррекцией индивидуального проблемного механизма. Особенно, если не помогли методы прямого отказа от ритуалов и приближения к пугающему предмету. Единственная проблема тут в том, что навязчивые мысли, действия и страхи — один из идеальнейших методов запутывать все крайне запутанным образом. И поэтому носитель симптомов этой группы очень редко может разобраться в этом сам. Психика поэтому и выбирает такой симптом, потому что другие способы умные люди (которые чаще всего и страдают ОКР) легко вскрывают.

Он хорош тем, что чем больше человек дергается в этой паутине, тем больше запутывается в ней.

Это одна из причин, по которой хорошо бы, чтобы вам помогал в этом другой человек. И это одна из причин, почему не стоит удивляться тому, что с первого раза этот механизм чаще всего не ясен, и нужно проводить эксперименты.

Вообще к симптомам группы ОКР больше всего подходит выражение:

Чтобы понять, чем болел человек, надо его вылечить.