ОКР у детей: болезнь или манипуляция?

Этот вопрос можно услышать почти от каждого родителя, обращающегося за помощью. В том числе, довольно часто эти сомнения появляются и у психотерапевтов, и даже у психиатров. Каков же ответ? Ни то, ни другое.

Одна из часто встречающихся историй:

Мальчик плохо учится. А его папа глубоко внутри совершенно беспричинно не уважает сам себя, потому что когда-то его мама не признавала его успехов. В словах жены он тоже слышит голос мамы, от обиды провоцирует ее, и жена укоряет его также, как мама. Потому что сама страдала от того, что ей постоянно приходилось защищать отца от укоров матери и она в каждом мужчине видит слабого.  Мужчина теперь пытается компенсировать это успехами сына. Бессознательно он как бы говорит себе: «Да, я не очень. Но мой сын будет отличником, а значит, я не такой уж неуспешный человек». Он ставит сыну ультиматум, который внешне выглядит как: «Ты должен хорошо учиться, не позорить меня». А ребенок слышит: «Либо ты хорошо учишься, либо я тебя не уважаю… не люблю». И мальчик уже запутался. Если он будет хорошо учиться, то папа будет рад, но тогда непонятно, любят ли его по-настоящему или только за оценки… И при этом он хочет помочь папе, хочет помочь ему начать уважать себя. Хочет стать опорой для мамы, которая, на самом деле, у нее есть, но психологически она пока ее не может ощутить.  Можете не верить, но бессознательно все знают про других все.  Мальчик старается изо всех сил, старается учиться так сильно, что истощается и вдруг теряет способность учиться, никак не выходит. Он пытается, но никак никак не выходит. Он опускает руки и перестает пытаться. И это внешне.

А бессознательно он просто «плачет» и как бы говорит: «Я не могу, ведь ты такой сильный, а я слабый, я не могу сделать тебя успешным.» Или наоборот: «А если я таким буду, ты меня будешь уважать? Любить? Нет?» или же это послание маме, которая часто говорит сыну, что он должен не повторять папиных ошибок: «Мама, я не могу оправдать твоих ожиданий»

Но отец не замечает то, что они с сыном давно имеют проблему. Он усиливает давление. А сын старается заставить себя на исходе сил учиться, и бессознательно понимает, что это бесполезно и через какое-то время уже на уровне сознания начинает ощущать беспричинную тревогу. начинает делать ритуалы, одни, вторые, чтобы ее заглушить. А бессознательное этим говорит: «Пап, я буду хуже тебя, намного хуже. А ты хороший, ты же на моем фоне лучше меня» или маме:»Мама, ты не любишь папу, а он хороший, и я буду как папа и буду его защищать»

Или же он бессознательно может нести послание: «По-прежнему стыдишься меня? Хорошо, тогда я стану еще более постыдным для тебя. Буду делать глупые ритуалы на людях. Съел? И так и буду. пока не докажешь, что я тебе нужен.»

И при этом сам мальчик может ничего этого не чувствовать. Только страдать от навязчивых мыслей, вроде, «если я не закрою дверь пять раз, то родители умрут», и постоянно закрывать все по пять раз…

А папа может чувствовать себя совсем опустошенным, неудачником и… продолжать давить на сына, но уже по поводу его ритуалов…

Если вы родители ребенка, который страдает ОКР, пожалуйста, поймите одно: не ребенок страдает ОКР. А вы с вашим ребенком страдаете ОКР. Лишь зная это, вы сможете что-то сделать. У психологических проблем — есть одна коварная черта. Человек, у которого есть проблемы, не хочет признавать, что дело все в нем. Если бы ему было легко это признать, то проблемы бы не было. Он бы ее решил. А пока не признает, она «бродит» в его бессознательной части психики. Лишь зная, что проблема с ребенком — не его личная проблема, а ваша совместная, вы сможете задать себе правильные вопросы и использовать ответы на них для решения проблемы.

Вы можете задать себе вопрос: «Если проблема у нас с ним, а не у него. То какие признаки проблемы у меня?» Это очень хороший вопрос. Уже ответив на него, вы сможете получить первые результаты в улучшении ситуации. Задайте себе следующие вопросы:

— Что меня беспокоит?
— Какие вопросы я постоянно себе задаю?
— Что я постоянно делаю по отношению к ребенку, несмотря на то, что это не дает никаких результатов?
— Чего я больше всего боюсь?
— Какие мысли относительно этой проблемы посещают меня чаще всего?
— Что я постоянно делаю, связанного с проблемой, несмотря на то, что это приносит временное облегчение, а проблему не решает?

С ответами на эти вопросы лучше прийти к психологу и понять, что же они значат.

Зная, что вы с ребенком вместе страдаете психологической проблемой, попробуйте теперь задать свой первый вопрос иначе:«То, что происходит со мной и моим ребенком — это наша болезнь или мы манипулируем друг другом?»

А потом можно задать еще вопросы:

«То, что происходит со мной и моим ребенком — это мы манипулируем друг другом или хотим как-то помочь друг другу?»

«То, что происходит со мной и моим ребенком — это он манипулирует нами или мы с чем-то не справляемся, и он хочет нам помочь?»

«Чему уже помогло то, что происходит с нами и нашим ребенком?

И есть еще хороший вопрос:

Что мне выгоднее: думать, что мой ребенок болен, или думать, что он манипулирует нами, или что проблема у нас совместная?

Это хорошие вопросы. Вы найдете ответы. Вы сможете сделать определенные действия и ребенок перестанет беспокоиться и делать ритуалы. У вас получится предпринять меры, чтобы решить свою проблему, которую малыш помогал решать таким образом.  И вы все станете счастливее. Вы даже удивитесь, насколько быстро можно решить вашу проблему, если осмелиться, набраться сил признать, что вы с ребенком сейчас вместе имеете психологическую проблему одну на троих/двоих.

ОКР — это еще не болезнь. А психологический метод решать внешние проблемы, вроде ссор родителей или проблем в отношениях ребенка с мамой или папой.

Продолжение рассказа:

Уже само признание каждым из родителей своей проблемы облегчило мальчику этот груз. Потому что если сознательно «официально» признать свою проблему, то уже невозможно транслировать связанные с ней послания. Папа уже не мог давить на сына, ведь делать это бессознательно и сознательно — разные вещи. Сознательно папа желает сыну только хорошего. А мама уже не могла транслировать мальчику свою грусть по поводу своих сомнений в муже. Она понимала теперь, что она грустит по другому поводу. 

Им помогла стратегия «предписания симптома» — хвалить сына за то, что он человек чести и спасает их от опасности, ведь его мысли «если не закрою дверь пять раз, родители умрут». Хвалили за каждый ритуал, просили показать еще. Благодарили за его труд, за то, что он все это делает ради них. Просили показать еще и еще раз. Говорили, что они так бы не смогли, а он может. И просили показать еще и еще раз. Мальчик перестал мучиться навязчивыми мыслями. А родители на примере реакций ребенка на новую стратегию взаимодействия с ним, ко всему прочему поняли, что с их сыном и в жизни нельзя общаться, давя и запрещая.  В жизни достаточно поощрять не сами провокации, а признавать хорошие мотивы действий, которые им не нравятся (не сами действия). И сын начинает выбирать стратегии не из протеста, а исходя из его жизненных целей.

Родители могут решать свои проблемы параллельно работе с ребенком, а могут не решать. Но даже простое признание родителями их собственных проблем помогает, и снимает такой эффект, как замена симптома.

Автор статьи: Анна Владимировна Сенина.

Внимание: поступила информация о том, что статьи с этого сайта используются в корыстных целях другими людьми. Уведомляю вас о том, что статьи, опубликованный на этом сайте нигде более не публикуются.

© Анна Владимировна Сенина, 2013-2017. Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн). Запрещается копирование, распространение (в том числе путем копирования на другие сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование статей, видео-роликов и других объектов и информации, размещенной на данном сайте.