Суть работы с «зацикленными» системами

Как работают с тревожными расстройствами специалисты, использующие парадоксальный подход и протоколы краткосрочной стратегической терапии (КСТ)? Основой Парадоксальной терапии является общая теория систем (как и у КСТ) и диалектика. Тревожные расстройства рассматриваются как результат столкновения с…

замкнутый кругнеразрешимым противоречием (диалектика) и как результат перехода в круговое (а скорее, спиралевидное) движение системы. (общая теория систем). Из этого вытекают основные методы и подходы к решению таких проблем. Мы предпочитаем допускать и тот, и другой варианты и использовать и чисто парадоксальную терапию, и протоколы КСТ, разработанные для каждого вида расстройств.

Момент первого проявления расстройства изучается, но только как один из источников информации о возможной вторичной выгоде. Важным считается не то, что породило проблему (тем более, причины тревожных расстройств точно не известны), а то, что заставляет проблему сохраняться, развиваться и мешает ей исчезнуть сейчас. Изучается больше то, что сейчас человек делает/не делает такого, что укрепляет проблему. Потому что считается, что тревожные расстройства, появившись, становятся самостоятельными самоподдерживающимися проблемами.

Например, человек поссорился с родителями, и имея привычку не решать вопросы до конца, пошел с горя развеяться зимой по покрытой льдом реке и провалился в воду. Теперь, чтоб вылезти из воды, бесполезно решать проблему с родителями, которая, безусловно, явилась причиной прогулки непонятно куда. Бесполезно учить человека решать коммуникативные проблемы и работать с инфантильным поведением. Бесполезно решать проблему проведением курса безопасного поведения на реке, отсутствие навыков которого тоже явилось причиной того, что сейчас человек в проруби. Даже если все это решить, из воды он благодаря этому не выберется.  Желательно в этот момент научить правильно выбираться на лед. Это поможет решить актуальную проблему. А после ее решения можно будет заняться профилактикой провалов под лед. А если человек захочет – то и нормализацией отношений с родителями. Но это уже второй запрос.

Мысль о том, что чтоб решить проблему, нужно удалить причину, ее порождающую, безусловно разумна. Но причины выглядят, как бесконечные матрешки. Под причиной находится причина причины, а под причиной причины — еще одна причина… с какой начинать?

Считается, что да, что-то породило эту проблему, но сейчас даже если это убрать, то тревожное расстройство останется, потому что за это время оно уже сформировало себе другую основу, круговую, коммуникационную, или основанную на противоречии, на которое наткнулась психика. Это баг самой психики, как инструмента. Успешно уйдя от решения какой-то проблемы с помощью тревожного расстройства, теперь уже психика не может отказаться от этого хитрого самоподдерживающегося вируса. Он стал самостоятельной проблемой. Теперь уже стоит рассматривать не причину, а механизм сформировавшейся проблемы. Разбирать его и предоставлять психике возможность решить прятавшуюся под ним проблему в безопасных условиях.

Кроме того, опыт показывает, что после разблокирования тревожного расстройства (круговая проблема/двойная связка), если под ней скрывалась другая (линейная, жизненная) проблема, то она тоже выходит на поверхность. И после этого можно будет взяться за нее, если человеку это еще нужно. Посредством любого из существующих подходов в психотерапии. Хотя часто к этому моменту человек уже сам находит решение или проблема оказывается уже решенной.

Механизмов можно выделить два.

1. Круговой механизм, который поддерживается нефункциональными действиями самого же человека или действиями окружающих его людей. Например, тот же человек, находящийся сейчас в холодной воде, от страха  начинает пытаться как можно скорее вылезти. Он опирается на кромку льда – она отваливается, он делает это еще и еще, лед отламывается все дальше (нефункциональные действия и ухудшение ситуации). А паника с каждым отломанным куском льда возрастает в геометрической прогрессии (усиление невыгодного восприятия ситуации). Человек в панике начинает суетиться, размахивать руками и ногами, все грубее и сильнее хвататься за лед (усиление невыгодной реакции), и все сильнее его ломает. Человек предпринимает попытки справиться со своей проблемой. Они не получаются – это усиливает проблему – человек повторяет попытки – они усиливают проблему и так бесконечно.

2. Двойная связка. Человек сталкивается с неразрешимым противоречием (парадоксальным). Если он выбирает одну сторону противоречия — он проигрывает. Если другую — он проигрывает. Чтобы выйти из него психика формирует симптом, который позволяет справиться с этим противоречием. Пример: Я счастлива, когда мой ребенок счастлив, поэтому я должна быть хорошей матерью, должна заботиться о ребенке, не должна чувствовать никаких отрицательных эмоций к нему и действиям по заботе о нем, не должна использовать помощь (это будет означать, что я не люблю его!) — и я счастлива, когда я могу заниматься любимым делом, с которым с ребенком одновременно заниматься нельзя. Выход: навязчивые мысли о вреде ребенку, благодаря которым уход от ребенка является уже заботой о нем. И я, идя заниматься собой, забочусь о ребенке! Хотя в итоге женщина в это время не занимается собой, а занимается самоугнетением за навязчивые мысли. (Просьба помнить о том, что это пример единичного случая. У других людей с такими же навязчивыми мыслями — скорее всего, будет другой механизм). Простое изменение установок, из-за которых человек оказался в этом противоречии не помогает уже. Потому что навязчивые мысли стали самостоятельными.

наручники и ключ отдельноКак работают  терапевты и клиенты?

Основу терапии составляют методы, разрывающие такой замкнутый круг. Замкнутый круг основан на особой парадоксальной логике, и разрывается он тоже действиями, которые основаны на особой контрпарадоксальной логике чаще всего, либо на других видах логики, содержащихся в КСТ (стратагемы). Такие задания или слова кажутся очень нелогичными, непонятными.  Но все логичные и понятные действия, как правило, только еще больше укрепляют эту замкнутую систему, и, кроме того, обычно они уже используются человеком. Отличия в том, что в парадоксальном подходе используется парадокс как основное средство, в КСТ — набор стратегий не ограничивается парадоксальными, хотя, по моим наблюдениям, они используются шире остальных. ( Ответ на частый вопрос: задания не касаются вероисповедания человека, его мировоззренческих позиций.)

Работа выстраивается последовательно. Каждое из заданий, разрывающих замкнутый круг, подготавливает следующий шаг. Сначала клиент получает задачи без объяснений. Они могут быть очень странными, парадоксальными и вообще непонятными, но безопасными. Это могут быть предписания действий, это может быть письмо, которое ему нужно прочесть дома, это может быть фраза или метафора, над которой ему нужно подумать дома. Клиент может отказаться на встрече от задания, если оно как-то противоречит чему-либо в его понимании. Терапевт может подобрать ему другое, если это возможно. Задавать вопросы по поводу задания на встрече нельзя. Это искажает выводы самого клиента, а нам важны они.

Эти задания нужны, не за тем, чтоб как обезболивающее сразу ослабить боль, а чтобы разорвать замкнутый круг, убрать фундамент из-под патологической системы. Помочь человеку прийти к выводам и ощущениям, которые сами по себе разрывают замкнутый механизм. После выполнения задания клиент приходит к терапевту и они обсуждают внимательно и подробно все, что удалось понять с помощью этого задания. На основе полученных результатов вырабатывают следующий шаг.

А после разблокирования ситуации необходимы и методы по развитию и укреплению новой перцептивно-реактивной системы человека, системы его общения с ближайшим кругом и с социумом, если нужно. Тот же человек, провалившийся под лед, после того, как сможет выбраться из проруби, скорее всего, сразу же быстро побежит к берегу. И точно провалится снова.  Необходимо будет показать ему, как медленно ползти и перекатываться по тонкому льду, несмотря на жуткий холод, и страх, требующий срочно покинуть это место.

Чтобы разблокировать проблемную ситуацию, сначала изучается перцептивно-реактивная система человека, все системные связи в его ближайшем окружении (семья, друзья, работа иногда), его взаимоотношения с культурными установками общества. Все вторичные выгоды и связи, которыми проблема обросла за время своего существования.  Эти системы похожи при одинаковых расстройствах, но все равно сильно различаются от человека к человеку. Изучаются они тоже посредством определенных действий, которые выполняет сам человек, по которым сам делает выводы, и которые позволяют ему самому понять, как что работает, а не просто поверить на слово эксперту. После определения основных связей внутри системы идет подбор «ключа», который позволит разблокировать ее. И этот ключ человек использует сам, тоже в виде упражнений.

И обычно все это укладывается не больше, чем в 10 встреч. (для некоторых видов расстройств — 20 встреч) А многим удается и раньше. В зависимости от того, насколько тщательно удается выполнить упражнение и проанализировать с психологом его результаты.

В этом методе недостаточно разговаривать, практически отсутствует такой компонент, как убеждение, клиенту нет необходимости во что-либо верить, не нужно строить сложных мыслительных схем, не нужно быть экспертом в работе психики. Но необходимо выполнять действия, которые позволят инструментам для борьбы с проблемной ситуацией стать очевидными и для него, и для терапевта.

Для многих видов расстройств есть распространенные методы (готовые парадоксы и контрпарадоксы), четкие протоколы работы (в КСТ), но они все равно не могут быть использованы вслепую. Их нужно дорабатывать для каждого клиента в зависимости от его индивидуальных особенностей.